Татарстанская организация
профсоюза машиностроителей РФ

Михаил Шмаков: доклад на заседании Генсовета 26.10.2016
Михаил Шмаков дал оценку антикризисной политики правительства РФ

Доклад

Председателя ФНПР М.В. Шмакова

на заседании Генерального Совета ФНПР 26 октября 2016 года
«О задачах профсоюзов в текущей социально-экономической ситуации»

Уважаемые товарищи! Чуть меньше двух лет прошло после IX съезда ФНПР, когда мы проголосовали за решения, которые должны сделать нашу Федерацию сильнее и сплоченнее. Чуть больше двух лет наша страна живет в обстановке санкций, которые воздействуют на нашу экономику. Эксперты всё ещё спорят: кризис – не кризис – дно – не дно… Но совершенно определённо: два года мы живём в совершенно новой, по сравнению с предыдущими годами, экономической реальности.

Несколько недель назад прошли выборы в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации, сформирован новый состав корпуса депутатов, которые будут голосовать или НЕ голосовать за законопроекты. Уже на днях в Государственную думу будет внесен главный экономический закон страны – законопроект о бюджете Российской Федерации на следующий финансовый год и плановую двухлетку.

И проходящее на разных площадках обсуждение проекта бюджета избавляет от иллюзий относительно того, что финансово-экономическим блоком правительства не будут предложены сокращения социальных статей бюджета.

По-прежнему клубок накопившихся политических и экономических противоречий, а также проблемы наши внутренние, внутри наших профсоюзных организаций, далеки от разрешения. И всё это на фоне сокращения реального сектора производства и существенного снижения уровня доходов трудоспособного населения.

Сегодня на заседании нашего Генерального совета мы должны оценить экономическую и политическую ситуацию в стране, состояние и главные проблемы профсоюзного движения, определить наши задачи на краткосрочную и среднесрочную перспективу.

Несколько слов об экономической ситуации в стране. Экономика России продолжает сжиматься. В январе-августе 2016 года ВВП снизился на 0,3% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. В 2015 году падение составило 9%. Замедляется и промышленное производство. Отражая ситуацию в карманах людей, рушится платёжеспособный спрос: в 2015 году оборот розничной торговли сократился на 10%, в январе-августе 2016 года – на 5,6 % к аналогичному периоду прошлого года.

Эти цифры выглядят абстрактно. Но если рассмотреть их в контексте действий финансово-экономического блока правительства, то мы увидим следующее: правительство в очередной раз перекладывает ответственность за свою экономическую политику на население.

Новая мантра – инвестиционно-сберегательная экономика. Сокращено финансирование отраслей социальной сферы, заморожена индексация фонда оплаты труда работников бюджетной сферы, понижены целевые показатели роста заработной платы отдельных категорий работников бюджетной сферы, отменена вторая индексация пенсий в 2016 году. В сочетании с традиционной установкой бизнеса сокращать «издержки на труд» всё это привело к существенному снижению уровня жизни населения.

Не будет преувеличением сказать, что за последние пару лет произошло настоящее обнищание населения. Около 9 % работников получают заработную плату ниже величины прожиточного минимума; 50% работников получают около 25 тысяч рублей. Для сравнения: минимальный потребительский бюджет, рассчитанный ФНПР в конце 2011 года, составил в ценах сентября 2016 года уже 36 тысяч рублей. Это чуть больше средней начисленной заработной платы: 35405 руб. – в августе 2016 (последние официальные данные).

На 1 сентября 2016 года задолженность по заработной плате в средних и крупных организациях составила 3,5 млрд. рублей. Пик задолженности был пройден в апреле 2016 года, однако её уровень всё ещё остаётся высоким. При этом среднемесячная заработная плата в реальном выражении уже опустилась ниже уровня 2011 года, а в номинальном – на уровень 2014 года.

По прогнозу Андрея Клепача, в прошлом замминистра экономического развития, а ныне зампреда Внешэкономбанка России, доходы граждан вернутся на докризисный уровень к 2020 году. Минэкономразвития заявило, что экономика страны сможет восстановиться до уровня 2014 года к 2018-му, при этом доходы населения не достигнут прежних показателей.

Казалось бы, куда уж хуже? Тем не менее, от Правительства РФ продолжают поступать предложения решить ситуацию за счёт населения.

Так, по информации ряда источников и СМИ, Минфин России предлагает то сократить (с 45,8 млрд. рублей до 13 млрд.) расходы, которые Минздрав России попросил у правительства в рамках плана действий в экономике на текущий год на обеспечение лекарствами и оперативным лечением больных; то повысить в стране пенсионный возраст до 65 лет и для мужчин, и для женщин; то отказаться от индексации пенсий работающим пенсионерам, от права на досрочную пенсию в связи с работой во вредных и опасных условиях труда и сократить бюджетный трансферт в Пенсионный фонд.

В последнее несколько лет финансово-экономический блок правительства постоянно делает информационные вбросы о необходимости экстренного повышения пенсионного возраста, ликвидации института досрочных пенсий, возобновлении функционирования накопительного компонента в обязательном пенсионном страховании, прекращении выплат пенсии работающим пенсионерам и другие. Нам предлагают произвести модернизацию пенсионной системы России в период сложных мировых экономических отношений, когда федеральный бюджет наиболее уязвим, экономика страны требует скорейшей модернизации, а рынок труда под риском роста безработицы. К тому же далеко не все предлагаемые способы реформирования соответствуют принципам социального страхования. В этом виде страхования нельзя следовать только абстрактной целесообразности балансировки бюджета страховщика, а необходимо учитывать социальную составляющую – ответственность за социальную защиту трудящихся.

Вопрос о повышении пенсионного возраста неоднократно обсуждался в профсоюзных организациях, на научных семинарах и в средствах массовой информации. На предложение о повышении пенсионного возраста ФНПР публично заявляла о несогласии с таким подходом, оценивая его как попытку переложить ответственность за ошибочные решения и просчёты в реализации пенсионной реформы на плечи работающих граждан. Применительно к российским условиям имеется множество проблем, до решения которых вопрос о повышении пенсионного возраста невозможно даже обсуждать. Я говорю о низкой продолжительности жизни, заболеваемости в старших возрастах, низких зарплатах и пенсиях, проблемах на рынке труда и т.д.

Повышение пенсионного возраста приведёт к росту безработицы и снижению уровня жизни малообеспеченных семей, для финансового поддержания которых вынуждены работать относительно молодые пенсионеры. Непродуманное реформирование пенсионной системы может привести к социальному взрыву, подрыву доверия к государственной власти, нарушению ранее достигнутых договоренностей между социальными партнёрами.

В июле этого года профсоюзная сторона РТК выступила с требованием наложить мораторий на очередную непродуманную реформу пенсионной системы. С таким же заявлением сегодня мы вынуждены вновь обратиться к правительству.

В апреле мы уже столкнулись с крайне оперативно принятым решением о передаче администрирования сбора социальных взносов налоговой службе. В ходе рассмотрения законопроектов на заседании Правительства РФ было высказано суждение, что они носят технический характер и не относятся к социально-трудовым отношениям, и поэтому нет необходимости их обсуждать с социальными партнёрами. Профсоюзная сторона не разделяет такого подхода и считает, что законы социальные, если оказывают существенное влияние на степень и уровень социальной защищенности работников. Поэтому нормативные акты необходимо оценивать не только с позиции фискальной финансовой эффективности, но и с учётом всех возможных правовых и социально-экономических последствий.

Остро стоит вопрос об индексации пенсий и пособий, которые в начале 2016 года были проиндексированы на 4 %, в то время как реальный индекс инфляции находился на уровне 12-15%. Регулярные предложения правительства о невыплате пенсии работающим пенсионерам в условиях низких зарплат и низких пенсий не находят и не найдут поддержки профсоюзной стороны.

Что нужно делать для нормализации пенсионной системы?

В первую очередь обратить внимание на уровень заработных плат в стране. Из ничего что-то не возникнет! Если всю свою рабочую биографию человек зарабатывал небольшую зарплату, нет никаких предпосылок к тому, чтобы он мог получать приемлемую пенсию. К слову сказать, по уровню средней зарплаты Китай уже превзошёл Россию. Напомню, что когда российский бизнес пятнадцать лет назад выступал против повышения зарплат, он мотивировал это конкурентным преимуществом, которое получает Китай от низких зарплат. Якобы именно поэтому туда идет поток инвестиций. Прошло пятнадцать лет. Зарплаты в Китае выше, чем в России. Казалось бы, теперь у нас это конкурентное преимущество. Но иностранных инвестиций, аналогичных тем, которые текли в Китай, у нас в стране что-то не заметно. Может быть, секрет не в том, чтобы платить нищенские зарплаты, а в том, чтобы создать для инвестиций благоприятные условия?! Для инвестиций, а не для распила госбюджета по типу Роснано.

Далее. Необходимо переместить индивидуально-накопительный компонент пенсионной системы из государственного обязательного пенсионного страхования в область страхования добровольного, что не только сбалансирует бюджет обязательной пенсионной системы, но и предоставит возможность высокооплачиваемым категориям населения формировать себе пенсию в подходящем размере на добровольных началах.

Необходимо ускорить преобразование системы досрочных пенсий в специальные обособленные пенсионные системы при соблюдении условий их обязательности, государственных гарантий сохранности средств, сопоставимости размеров досрочных пенсий с пенсиями, назначаемыми по общеустановленным правилам, а в перспективе – не ниже международных норм.

Пора ратифицировать без изъятия Европейскую социальную хартию, ратифицировать Европейский кодекс социального обеспечения и 102 Конвенцию МОТ «О минимальных нормах социального обеспечения» для применения их норм в пенсионном законодательстве России.

28 сентября Банком России опубликован проект Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики на 2017 год и плановый период 2018 и 2019 годов. Ничего нового. Центральный банк по-прежнему видит свою главную задачу в стабилизации финансовой системы, прежде всего – в поддержании низкого уровня инфляции, в 2017-2019 годах на уровне 4%. Достижим ли уровень инфляции в 4 процента? В теории – да. Он неоднократно определялся в качестве приоритета. Однако в новейшей истории России не был достигнут никогда.

Мы знаем цену, которую Центральный Банк заставил заплатить граждан России и экономику страны за свои попытки добиться низкой инфляции в 2014-м году. Тогда, в конце года, Банк России отпустил рубль в «свободное плавание» и повысил ключевую ставку почти в два раза – до 17 %. Таким образом, отечественные предприятия оказались отрезаны от доступных внутренних кредитов, а граждане страны столкнулись с ростом цен на все импортные, а впоследствии – на отечественные товары.

С 19 сентября ключевая ставка установлена в размере 10 %, и снижать её далее планируют не ранее 2-го квартала 2017 года. Это означает, что до этого времени доступный кредит для предприятий закрыт точно, а после – не факт что появится. По мнению ЦБ, стимулирование промышленности будет проходить за счёт населения. Добавлю – обнищавшего в том числе в результате политики ЦБ. На фоне неё цинично выглядит одна из важнейших деталей проекта «Основных направлений…»: Банк России обращает внимание на вред социального неравенства. И декларирует, что траты наиболее богатых семей осуществляются в формах, которые не способствуют экономическому развитию России. То есть Банк России говорит о том, что социальное неравенство нужно искоренять, но своими действиями вызывает противоположный эффект, а экономической политикой заниматься не собирается.

Какой же экономической политикой заняты те, кому это вменено по должности? В феврале 2016 года был представлен очередной план действий Правительства Российской Федерации, направленных на обеспечение стабильного социально-экономического развития Российской Федерации. ФНПР неоднократно обращала внимание Правительства на то, что План не рассчитан на серьёзную поддержку реального сектора экономики и стимулирование внутреннего потребительского спроса. Мы направляли свои предложения в план ещё на этапе проекта. Эти предложения хорошо известны: повышение МРОТ до уровня прожиточного минимума; проведение мониторинга сбалансированности бюджетов субъектов с целью обеспечения социальных выплат и необходимых средств на повышение оплаты труда работников бюджетной сферы во исполнение указов Президента Российской Федерации; введение ограничений на оплату труда топ-менеджмента государственных корпораций, компаний и хозяйственных обществ, в уставном капитале которых более 50 процентов акций (долей) находится в собственности Российской Федерации; установление необлагаемого уровня доходов физических лиц в размере прожиточного минимума; установление в 2016 году моратория на все решения и инициативы органов исполнительной власти, приводящие к повышению прямых и косвенных сборов с населения; повышение максимального размера пособия по безработице.

Предложения профсоюзов были услышаны, но не были учтены. Как сейчас модно говорить, «я вас услышал». Что в результате?

Почти по всем пунктам плана правительства под результатом понимается либо формальное принятие нормативного правового акта либо такое же формальное выделение финансовых средств, размер которых изначально не позволял справиться с проблемой.

Говоря о размерах средств, я не имею в виду деньги, направленные на поддержку банков. Тут с размером все обстояло отлично. А вот, например, с поддержкойзанятости населения все обстояло по-другому. В 2016 году так называемые дополнительные меры подверглись сокращению финансирования из федерального бюджета до 3 млрд. рублей по сравнению с 5,2 млрд. рублей в 2015. Выросла нагрузка на региональные бюджеты. В 2015 году обязательная доля финансирования мероприятий по обеспечению занятости из региональных бюджетов составляла 5%, а в 2016 году – 30%. Некоторые регионы не могут найти средства для участия в дополнительных мероприятиях, а значит, и финансирование из федерального бюджета им предоставлено не будет. Результат ошеломительный: по состоянию на 10 августа 2016 года количество заявленных участников дополнительных мероприятий за год составило – 70,7 тыс. человек. При этом, по данным Росстата на август 2016 года, в России по методологии МОТ насчитывается 4 млн. безработных.

Но раз Минтруд не справляется с поддержкой занятости населения, ему «на помощь» приходят другие министерства. Летом этого года Минэкономразвития направил в Российскую трёхстороннюю комиссию законопроект «О регулировании труда работников, направляемых временно работодателем, не являющимся частным агентством занятости, к другим юридическим лицам по договору о предоставлении труда работников (персонала)».

Предложения Минэкономразвития сводится к следующему.

Во-первых, законопроектом расширяется перечень юридических лиц, имеющих право на привлечение работников в рамках трёхсторонних трудовых отношений.

Во-вторых, законопроектом предлагается регулировать такие трёхсторонние трудовые отношения не в рамках Трудового кодекса, а отдельным федеральным законом.

В-третьих, никаких особенностей регулирования труда работников, которые направляются для работы к юридическому лицу, НЕ являющемуся частным агентством занятости, не прослеживается.

По сути Минэкономразвития в не очень завуалированном виде предлагает на легальных основаниях использовать «заёмный труд», выводя привлекаемых к нему работников из-под действия Трудового кодекса. Это означает, что такие работники не смогут реализовать ни право на защиту профсоюзами, ни право на заключение коллективного договора, ни иные права, которые распространяются на работников трудовым законодательством.

Если данный законопроект будет принят, то он создаст прецедент принятия подобных законопроектов, которые посыплются друг за другом, что постепенно полностью «размоет» трудовое законодательство. Поэтому ФНПР выступает категорически против данного законопроекта!

Как я уже сказал, мы собрались накануне принятия парламентом федерального бюджета. Уже были представлены основные параметры прогноза социально-экономического развития России и основные направления бюджетной политики на 2017-2019 годы.

Что можно сказать об их социальной составляющей?

С одной стороны, прогнозируется рост реальной заработной платы, реального располагаемого дохода населения и потребительского спроса в 2017-2019 годах, однако, с другой стороны, не понятно, за счёт чего будет обеспечен этот рост. Ведь работодатели, по словам разработчиков из Минфина, будут рассматривать сдерживание издержек на труд в качестве одного из основных механизмов повышения доходности бизнеса. Вновь не предусмотрена индексация фонда оплаты труда работников бюджетной сферы. Доведение зарплаты отдельных категорий персонала (врачи, средний и младший медицинский персонал, преподаватели вузов, работники науки и культуры) до целевых уровней, закреплённых в майских 2012 года указах Президента Российской Федерации, планируется осуществить на год позже – не в 2017, а в 2018 году.

Вопрос о повышении МРОТ в 2017 году пока не решён и не нашёл отражения в последнем варианте прогноза и основных направлений бюджетной политики. Правда, 17 октября в ФНПР всё же поступил законопроект об установлении с 1 июля 2017 года МРОТ в размере 7800 руб. в месяц, что составит менее 73 процентов прогнозируемой величины прожиточного минимума трудоспособного населения в целом по Российской Федерации в 2017 году – это согласно базовому варианту проекта прогноза, представленного Минэкономразвития России, – что поставит крест на достижении минимальным размером оплаты труда величины прожиточного минимума трудоспособного населения. Стоит отметить, что сейчас соотношение МРОТ и прожиточного минимума составляет 73,6 процента.

В соответствии с прогнозом, несмотря на индексацию пенсий в 2017-2019 году будет происходить снижение их покупательной способности. Увеличение пособия по безработице не предусмотрено. Последний раз пособие по безработице повышалось в 2009 году, с тех пор потребительские цены выросли на 86,4%.

В итоге, как один из результатов проводимой социальной политики, в 2016-2018 годах ожидается дальнейший рост численности населения с доходами ниже прожиточного минимума. Кроме того, несмотря на сокращение количества работоспособного населения, планируется дальнейшая оптимизация – читай, сокращение – работников государственного сектора. Точной информации об отраслях и численности работников, планируемых к увольнению, пока нет.

Профсоюзы однозначно заявляют: нам не подходит такая промышленная политика; мы не согласны с такой финансовой политикой; мы выступаем против такой бюджетной политики!

Считаю, что при рассмотрении бюджета в Государственной Думе в него должны быть внесены серьёзные изменения. Тем более что сейчас мы имеем дело с новым составом депутатов, которые только что избраны и в период избирательной кампании буквально землю ели из горшка, заверяя население и профсоюзы в своей социальной ориентации.

Несколько слов о состоявшихся выборах в Госдуму. Как вы помните, мы поддержали федеральный список партии "Союз Труда" и профсоюзных кандидатов, баллотировавшихся по списку партии "Единая Россия".Хочу поблагодарить за работу все профсоюзные организации, всех профсоюзных активистов, которые активно включились в процесс агитации за профсоюзных кандидатов от правящей партии и которые успешно собирали подписи за "Союз Труда".

Это было серьёзное испытание. Несмотря на продекларированное упрощение избирательного законодательства, на практике мы столкнулись с тем, что собрать нужное число подписей в подобные сроки и с подобными претензиями к их качеству практически невозможно. Не менее 200 тысяч подписей и не более 210 тысяч, сорок три параметра по которым можно признать подпись недействительной и примерно две недели на сборы. "Союз Труда" при поддержке профсоюзных организаций сдал нужное число подписей, но был остановлен Центризбиркомом по формальным претензиям. Помощь Центризбиркому, кстати, оказали поддержку те наши структуры, которые в принципе проигнорировали решения коллегиальных органов ФНПР. Такие регионы как Тверская область, республика Карелия, Крым, Мурманская область не прислали вообще ни одной пригодной подписи. А 135 подписей от Иркутской области выглядят издевательством.

Опыт "Союза Труда" был первым опытом участия в выборах федерального уровня лейбористской партии за всю историю России. Это был серьезный шаг. Мы должны поблагодарить партийных активистов и задуматься о нашей, профсоюзной готовности к такого рода работе. Выборы на Госдуме не закончились. А это значит, что нужно уже сегодня готовить и продвигать наших товарищей на тех выборах, которые предстоят - на муниципальном и региональном уровне.

В 2016 году истекает срок действия Генерального соглашения между общероссийскими объединениями профсоюзов, общероссийскими объединениями работодателей и Правительством Российской Федерации. На предыдущем заседании в марте 2016 года Генеральным советом был одобрен проект концепции Генерального соглашения на очередной период,а Исполкому ФНПР было делегировано право в случае необходимости рассмотреть по итогам переговоров в Российской трёхсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений проект Генерального соглашения на новый период и принять решение о его подписании. В процессе переговоров все стороны пришли к общему мнениюо целесообразности продления на 2017 год действующего Генерального соглашения и в течение 2017 года разработать проект Генерального соглашения на 2018 и последующие годы. Стороны профсоюзов и работодателей полагают, что разработку проекта Генерального соглашения важно синхронизировать с новыми системными мерами в социально-экономической сфере, которые будут более предсказуемы осенью 2017 года. Сторона Правительства Российской Федерации поддержала данный подход. В соответствии с Трудовым кодексом РФ (статья 48) стороны имеют право один раз продлить действие соглашения на срок не более трех лет. В настоящее время Минтрудом Россииподготовлен проект дополнительного соглашения о продлении срока действия Генерального соглашения. Проект прошел обсуждение в рамках Российской трехсторонней комиссии и был одобрен всеми сторонами социального партнёрства.

Кроме наших социальных партнеров на федеральном уровне, о взаимоотношениях с которыми я рассказал, нужно не забывать о том, что огромная часть социальных гарантий и льгот сегодня регулируется на уровне субъектов Российской Федерации. Это значит, что наши территориальные объединения должны усилить свою работу как с местным депутатским корпусом, так и исполнительной властью. Мы должны добиться заключения соглашений о минимальной заработной плате во всех субъектах Российской Федерации на уровне не ниже прожиточного минимума трудоспособного населения соответствующего субъекта. Только что прошли мероприятия, связанные со Всемирным днем действий «За достойный труд!», в форме заседаний региональных трёхсторонних комиссий по регулированию социально-трудовых отношений. Такие заседания прошли в 71 субъекте Российской Федерации и, конечно же, на федеральном уровне.

Многие регионы на своих заседаниях подвели итоги выполнения региональных соглашений, особо обратив внимание навопросы заработной платы, индексации и задолженности по заработной плате.

Подводя итоги предварительного анализа заседаний региональных трёхсторонних комиссий, прошедших в ходе акции 7 октября, а также опираясь на проводимый ФНПР с 2011 года мониторинг практики работы региональных трёхсторонних комиссий можно заключить следующее:

в большинстве субъектов Российской Федерации заседания трёхсторонних комиссий проходят нерегулярно (от 4 до 6 раз в год);

перечень обсуждаемых вопросов на заседаниях ограничен, в частностине уделяется достаточного внимания формированию и расходам региональных бюджетов, вопросам установления минимальной заработной платы, индексации заработной платы работников организаций всех форм собственности, задолженности по заработной плате;

решения, принятые на заседаниях трёхсторонних комиссий, не выполняются сторонами социального партнёрства;

не во всех субъектах РФ сформированы полномочные представители сторон социального партнёрства;

отсутствует взаимодействие на регулярной основе Российской трёхсторонней комиссией с региональными трёхсторонними комиссиями.

Эту ситуацию нужно менять! То, что было не особо заметно в ситуации экономического роста, становится абсолютно неприемлемо в период экономического спада, падения доходов работников. Члены профсоюзов требуют от нас эффективной работы. Те, кто не в состоянии добиться результата - либо путем переговоров за круглым столом, либо коллективными действиями - должны уйти сами или быть переизбраны.

Кризис предъявляет более жесткие требования и к нашей внутрипрофсоюзной работе. Напоминаю, что почти два года назад на IX съезде ФНПР были приняты вполне конкретные решения по организационному укреплению профсоюзов, усилению финансовой дисциплины и информационной работы. Сделано, увы, далеко не все, что решено. Нужно быстрее и жестче идти по пути объединения профсоюзов. Опыт профсоюза работников текстильной и легкой промышленности, который дал согласие на объединения уже находясь в состоянии полураспада, должен стать наглядным уроком для всех. Объединяться нужно в момент, когда еще есть что объединять. Мы должны в кратчайшие сроки определить и внедрить в практику работы юридико-финансовую схему для выполнения резолюции IX съезда ФНПР о распределении членских взносов. С VII съезда невыполняется пункт в резолюции ФНПР об информационной работе, касающийся обеспечения подписки на газету "Солидарность". То, что я перечислил, - это не абстракции, а уже принятые конкретные решения. Которые мы вместе приняли и которые обязаны выполнить.

Владимир Владимирович… однажды сказал:

" Где глаз людей обрывается куцый,

главой голодных орд,

в терновом венце революций

грядет шестнадцатый год".

Пророчества поэта Маяковского не оправдались в конкретный 1916-й год.

Впрочем, окончание 1916 года также не предвещало ни бунтов, ни революций. Однако прошло всего полгода и Российское государство было разрушено. Глава государства под давлением думцев, крупных промышленников и армии отрекся от престола, страна на годы была ввергнута в хаос, уничтожавший экономику, имущество и жизни её граждан.

Мы не должны забывать о том, как легко рушатся подчас вековые устои и частные судьбы. И ощущать свою ответственность перед страной и членами профсоюзов, вверившим нам в обязанность отстаивать их интересы.

Несмотря на рост социального напряжения в обществе, несмотря на снижение уровня жизни работающего человека, у нас у всех – власти, бизнеса, профсоюзов – ещё есть возможность исправить положение. Но для этого трём сторонам социальногопартнерства нужен реальный процесс переговоров и договоренностей. а не говорильня для сброса пара. А нам – профсоюзам – нужно срочно и серьёзно усиливать свою структуру. Только это даст нам новые аргументы на переговорах.

Там, где слышат разум, - мы должны быть разумом.

Там, где слышат силу, - мы должны быть силой.